Краснокнижный вид

Rangifer tarandus tarandus в Красной книге Свердловской области


Классификация: Основные группы > Vertebrates (Позвоночные животные) > Chordata: Craniata (Хордовые: Черепные) > Mammalia (Млекопитающие) > Artiodactyla (Парнопалые) > Cervidae (Оленьи) > Rangifer (Олени северные)
Таксон  Rangifer tarandus tarandus (Тундровый олень)
Русское название  Тундровый олень

Правовой статус

ДокументПриложениеДатаНомер таксонаУказан какСтатусКатегорияДополнительно
О внесении изменений в Список видов животных, растений и грибов, внесенных в Красную книгу Свердловской области и подлежащих особой охране, утвержденный Постановлением Правительства Свердловской области от 12.05.96 N 377-п2008-02-18добавлен

Описания

Издание  (2008) Красная книга Свердловской области. Животные. Растения. Грибы. Екатеринбург: Баско
Таксон указан как  Rangifer tarandus tarandus
Категория  I: Подвид с неуклонно сокращающейся численностью.
Распространение  Лесная и тундровая зоны Европы и Урала. На протяжении последних 150 лет ареал сокращается [1]. Олень полностью исчез в Челябинской области, последнее упоминание относится к двадцатым годам XX в. [2]. Ареал сокращается в Пермском крае [3] и в Республике Коми, олень обитает теперь только в равнинной части севернее Сыктывкара [4]. В Печоро-Илычском заповеднике за последние 50 лет численность сократилась вчетверо [5, 6]. В Свердловской области (в современных границах) в середине XIX в. олень обитал повсеместно за исключением юго-восточной части [7]. Сокращение ареала и численности стали отмечать со второй половины XIX в. [1]. По данным приблизительно на середину XX в. олень обитал на левобережье Лозьвы и Тавды, на водоразделе между Турой и Тавдой, в окрестностях гор Чердынский и Конжаковский Камень и севернее, а также в пределах современного Красноуфимского округа [8-10]. В заповеднике «Денежкин Камень» многочисленный ранее олень исчез к середине 50-х гг. XX в. [11]. В 40-50-х гг. произошло сокращение численности (в основном, в результате браконьерства) в Кушвинском, Новолялинском, Верхотурском, Ивдельском округах, Таборинском р-не [12-14]. По последним данным олень обитает в нескольких изолированных очагах: в бассейнах рек Тыпыл и Ты-лай, на западных склонах гор Чердынский, Косьвинский, Конжаковский, Ольвинский Камни; на восточных склонах хребта Молебный Камень; в бассейнах рек Волчимья и Икса, в окрестностях болота Черное (Таборинский р-н) [15-17]. По непроверенным в настоящее время сведениям олень возможно обитает в бассейне Лявдинки (левый приток Лозьвы) и в районе озер Пелымский и Вагильский Туман.
Образ жизни  Номадный вид. Может совершать миграции на расстояние до 1 000 км и более. Свойственна сезонная смена стаций обитания в зависимости от набора кормов, глубины снежного покрова, обилия кровососущих насекомых. Особенности биотопического размещения и их. сезонной смены в Свердловской области не изучены. В состав рациона входит более 600 видов растений. Характерная особенность -потребление значительного количества лишайников и относительно небольшое - древесных кормов. Осенью потребляет много грибов (до 25% в составе рациона). Стадное животное. Полигам. Гон проходит в сентябре — октябре, продолжительность беременности 219-238 дней, самка приносит одного, крайне редко, двух детенышей [18-21].
Численность  Численность оленя в Верхотурском уезде в начале XX в., судя по добыче, была не ниже численности лося [1]. В окрестностях хребта Молебный Камень ориентировочная современная численность группировки составляет около 100, в Таборинском р-не- не более 20-30 особей [16, 17]. Численность оленей в других очагах неизвестна.
Лимитирующие факторы  Браконьерство, антропогенная трансформация местообитаний, в том числе вырубка боров-беломошников, пожары, общая слабая антропотолерантность вида.
Охранные меры  Создание комплексных заказников в местах обитания отдельных группировок после детального изучения их состояния и численности. Ограничение рубок леса и прочей техногенной деятельности. Запрет добычи, пропаганда охраны вида среди охотников.
Ссылки  1. Кириков, 1966; 2. Ушков, 1993; 3. Сыроечковский, 1986; 4. Непрон, 2003; 5. Сокольский, 1975; 6. Нейфельд, 2003; 7. Сабанеев, 1988; 8. Куклин, 1938; 9. Куражковский, 1949, цит. по Пероеский, 1975; 10. Перовский, 1975; И. Дробинский, 1960; 12. Коряков, 1950; 13. Коряков, 1954; 14. Демидов, 1954; 15. Данные составителей; 16. Корытин, 2001; 17. Корытин, 2003; 18, Друри, 1949;19. Баскин, 1970; 20. Семенов-Тян-Шанский, 1977; 21. Данилкин, 1999.
Составители  В. Н. Большаков, Н. С. Корытин, Н. И. Марков, Н. Л. Погодин